На все три стороны

  • 27.03.2015

    Цифровая революция в российском факторинге не за горами. Технически многие операторы этого рынка готовы и уже предоставляют услуги электронного факторинга. Дело за малым: убедить две другие стороны сделки — поставщика и покупателя-дебитора — перей­ти на электронный документооборот (ЭДО). И тут подчас возникает некоторая заминка — притом что вроде бы все стороны понимают удобство «безбумажных» отношений.

    До недавнего времени «электронным факторингом» что только не называли — даже простую отправку отсканированной накладной по электронной почте. Однако настоящий e-факторинг предполагает электронный документооборот между всеми тремя сторонами факторинговой сделки — причем непременно с юридически значимым подтверждением. Такая возможность появилась лишь с середины 2013 года, после вступления в силу поправок в закон об электронно-цифровой подписи (ЭЦП) и появления сети удостоверяющих центров. Полноценный электронный факторинг предполагает создание единого информационного поля между фактором, поставщиком и покупателем.

    По словам Владимира Колодяжного, начальника управления факторинга Московского кредитного банка, широкого распространения новый продукт пока так и не получил, и случаи предоставления трехстороннего электронного факторинга немногочисленны. Сейчас на долю таких операций приходится, по разным оценкам, 1–3% всех сделок на рынке. Однако опрошенные «Бизнес-журналом» эксперты полагают, что уже в среднесрочной перспективе посредством трехстороннего электронного факторинга будет финансироваться более половины рыночного оборота.

    Уровень проникновения услуги сильно разнится от компании к компании. В «Лайф Факторинге», например, говорят, что на полноценный электронный факторинг переведено около 150 клиентов. «С учетом размеров нашей клиентской базы (2,5 тыс. действующих клиентов), это не много, — признает Виктор Вернов, генеральный директор компании. — Однако мы ожидаем, что к концу года уровень проникновения составит более 20–25%».

    В Русской Факторинговой Компании сообщают о том, что к электронному документообороту подключена почти четверть клиентов. «При этом мы не ставим перед собой обязательных задач по увеличению этого показателя, — отмечает Владимир Инякин, генеральный директор РФК. — Система создавалась как дополнительный сервис для удобства наших клиентов, и я думаю, что все постепенно подключатся. Просто некоторым нужно больше времени, чтобы оценить преимущества и почувствовать доверие к этому инструменту».

    По данным Дмитрия Мартынова, начальника отдела анализа факторинговых сделок ТрансКапиталБанка, в электронном виде сегодня обслуживается около 35% факторинговых клиентов этой кредитной организации. В течение года банк рассчитывает увеличить этот показатель до 80%.

    Металлинвестбанк на полностью электронной основе предоставляет половину объема факторингового финансирования. «При этом на бумаге у нас подписываются только рамочный договор факторинга с поставщиком и уведомление о переходе на факторинг с покупателем», — говорит Михаил Окунев, начальник банковского управления Металлинвестбанка. Здесь планируют, что к концу года показатель достигнет 70% — за счет более глубокой интеграции с якорными дебиторами.

    О почти стопроцентном использовании клиентами ЭДО заявляют в НФК, но электронный документооборот здесь далеко не всегда трехсторонний — в основном из?за того, отмечает коммерческий директор НФК Корнелиу Робу, что на новый порядок работы с документами не желают переходить именно покупатели-дебиторы.

    Что еще препятствует распространению e-факторинга? «Цифровой вакуум», который до сих пор существует в отношениях между многими торговыми организациями, полагает Дмитрий Шевченко из Ассоциации факторинговых компаний. «Фактор не может заставить клиента перейти на подписанные ЭЦП электронные счета-фактуры и накладные, если на стороне дебитора эти элементы отсутствуют, — говорит он. — Точно так же фактор не может «привести» дебитора (например, крупную торговую сеть) в свою систему «Банк-Клиент», если у того существует собственное ИТ-решение для работы с электронными документами». Опыт многих участников рынка показывает, что на электронный документооборот гораздо легче переходят компании малого и среднего бизнеса. «У крупных дебиторов зачастую приходится сталкиваться со сложившейся структурой процесса обработки документов, которую сложно хотя бы немного повернуть в другую сторону, — отмечает Дмитрий Мартынов (ТрансКапиталБанк). — В таких структурах и намного сложнее разобраться, кто и за что отвечает в конечном счете».

    Как поясняет Виктор Вернов из «Лайф Факторинга», любой крупный покупатель обладает работающей, устоявшейся ИТ-инфраструктурой и массой различных информационных систем; в этом случае любая дополнительная интеграция с системой электронного документооборота фактора требует детальной проработки и длинного цикла согласования. «По нашему опыту, средний срок внедрения интегрированной системы с крупным дебитором занимает от полугода до полутора лет, — говорит эксперт. — При этом если мы говорим о внедрении подобных систем в компаниях МСБ, то процесс идет намного проще и быстрее».

    Зачастую в подобных компаниях в принципе нет единой ИТ-платформы — а значит, отсутствует необходимость адаптации системы и процесс внедрения идет гораздо быстрее.

    — По сути, наличие электронной подписи у небольшой организации или индивидуального предпринимателя дает возможность стать полноценным участником системы электронного факторинга, — добавляет Антон Мусатов, генеральный директор «ВТБ Факторинг». — Это не сложнее, чем использование обычной системы «Банк-Клиент» или подачи отчетности в налоговые органы в электронном виде.

    О большей гибкости предприятий из сегмента МСБ по отношению к нововведениям говорит и Геннадий Золкин, вице-президент, замначальника управления факторинга ЮниКредит Банка. В основном он связывает это с отсутствием большого бюрократического аппарата и множества центров принятия решений. Как правило, в таких компаниях собственник единолично определяет целесообразность внедрения инноваций, исходя из здравого смысла и просчитываемого экономического эффекта. А эффект действительно есть. Бизнес-процессы у всех участников факторинговой сделки ускоряются: от поставки товара до получения финансирования проходят считаные часы, а не дни или недели, как при простом бумажном документообороте. Упрощается верификация за счет получения оперативной информации о поставке, приемке и сверке долгов, не требующей сверки с оригиналом. Операционные затраты заметно сокращаются. Да и риски подделки документов сводятся к нулю: подлинность цифровой подписи подтверждается сертифицированным удостоверяющим центром.

    Несмотря на неоспоримые выгоды, Владимир Колодяжный все же считает маловероятным полное вытеснение бумажного документооборота электронным факторингом. По его мнению, всегда найдутся компании, которым это будет неудобно.

    — До тех пор пока под физическими поставками будут лежать бумажные документы, электронный факторинг полностью никогда не сможет заменить бумажный, — соглашается с коллегой Михаил Окунев. — Но как только стандартом товаросопроводительной документации станет электронный документ, бумажный факторинг исчезнет за день–два.

    Грандиозные перспективы электронного факторинга рисует и Дмитрий Мартынов: «Обратите внимание, как государство поддерживает нас в отказе от бумажных носителей информации. Принят закон об ЭЦП, сдача отчетов в ФНС и другие контролирующие органы производится в электронном виде, законодательно планируется полный перевод первичных документов в электронные. Поэтому не трудно догадаться, что в скором времени бумажный документооборот полностью изживет себя по причине наличия недостатков ЭДО, обращенных в достоинства».

    — Технический прогресс — это поезд, который несется вперед вне зависимости от вашего отношения к этому, — резюмирует Антон Мусатов. — Вы можете стоять в сторонке и наблюдать, как он проносится мимо вас, можете попробовать запрыгнуть в последний вагон. Мы в «ВТБ Факторинге» предпочитаем быть локомотивом этого процесса. В нашем портфеле в течение ближайших трех–пяти лет львиная доля факторинговых операций будет осуществляться по схемам электронного факторинга. Надеюсь, что рынок не сильно будет от нас отставать.

    НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА АНАЛИЗА ФАКТОРИНГОВЫХ СДЕЛОК ТРАНСКАПИТАЛБАНКА

    Дмитрий Мартынов

    С электронным факторингом мы связываем огромный комплекс мероприятий. В процессе предоставления факторинга нам приходится работать с самыми разными документами по виду и назначению. Для каждого бумажного процесса факторинга есть индивидуально внедренное альтернативное решение на базе электронного документооборота с применением ЭЦП различного уровня усиления и утвержденным стандартом криптозащиты. Своей принципиальной задачей мы ставим перевод в электронный вид всех возможных факторинговых процессов, так как это делает наше взаимодействие с клиентом простым и понятным. Благодаря ЭДО срок оформления сделки сократился до суток. Клиенты получают финансирование более оперативно, что повышает их лояльность. Нагрузка на сотрудников, работающих с документами, снизилась практически в два раза; уменьшились затраты на печать и доставку курьером. Ну и, наконец, ЭДО предоставил банку возможность снять географические ограничения в расширении круга клиентов.

К списку публикаций